Бухгалтерию «Седьмой студии» уничтожили огнем и шредером

30 января 2019

Эксперт: Вячеслав Феоктистов

Источник: Коммерсантъ FM

Кирилл Серебренников распорядился уничтожить документы о «черной кассе» «Седьмой студии». По крайней мере, об этом накануне заявила свидетель обвинения — помощник главного бухгалтера Лариса Войкина. На заседании в суде она призналась, что вела подсчет денег, которые якобы отмывала организованная группа «Седьмой студии» во главе с худруком Кириллом Серебренниковым. По словам Ларисы Войкиной, все документы она уничтожила пять лет назад после аудита. Как эти заявления повлияют на ход дела?

У стороны защиты не было вопросов к Ларисе Войкиной. Как пояснила «Ъ FM» адвокат Ксения Карпинская, они были согласны с показаниями: «Свидетель Войкина подтвердила, что все наличные денежные средства, поступающие в кассу АНО «Седьмая студия», подлежали строгому учету, выдавались исключительно для целей деятельности проекта «Платформа». У нее были все расходные ордеры и ведомости, которые частично сохранились в компьютере Малобродского, что полностью подтверждает позицию защиты. Никакого мошенничества и хищения бюджетных средств на проекте “Платформа” не было. Кроме того, Войкина изменила значительно показания, которые она давала на следствии, в пользу защиты, поэтому, конечно, мы довольны и считаем, что ее показания свидетельствуют о том, что никакого мошенничества не было. Что касается фразы “по указанию Серебренникова что-то там сжигали” — это неправильная интерпретация, потому что Войкина сказала, что, со слов продюсера Вороновой, якобы Серебренников дал ей такое указание. Вместе с тем сама Воронова в своих объяснениях, которые есть в прессе, говорит, что она самостоятельно приняла такое решение».

Руководитель коллегии адвокатов «Ваш юридический поверенный» Константин Трапаидзе считает, что шансов на смягчение приговора у обвиняемых немного:

«В нашей судебной и следственной системе, когда сторона обвинения настаивает на том, что вина доказана, то суды идут у них на поводу и избирают меру пресечения. Ведь никто не допрашивал тех работников, которые получили наличные, а они, скорее всего, и откажутся от этого, чтобы не стать соучастниками, и это такой замкнутый круг. Допрос идет последовательно движется к финалу, к завершению, к обвинительному приговору, и я бы не сказал, что защита не подготовилась, просто она ограничена в возможностях. Когда есть признательные показания участников дела, хотя документы отсутствуют, как сказал один из бухгалтеров. Тем не менее, признательные показания есть. В данном случае наше обвинение двигается по конструкции «царица доказательств — это признание вины». Скорее обвинительный уклон нашего следствия и правосудия играет решающую роль».

Предполагать, каким может быть решение суда, преждевременно, считает управляющий партнер адвокатского бюро «Феоктистов и партнеры» Вячеслав Феоктистов. Для начала необходимо услышать показания свидетелей защиты. Кроме того, как считает юрист, обвиняемые будут пытаться опровергнуть слова Ларисы Войкиной:

«Защита, безусловно, будет настаивать на том, что данный свидетель, который так же, как бухгалтер, несет возможную ответственность, заинтересован, поэтому к его показаниям нужно относиться критически. Предполагаю также, что защита постарается представить ситуацию таким образом, что административный персонал, бухгалтеры или продюсеры были автономны в своих действиях с деньгами, организовав некую схему обналичивания через своих знакомых, в дальнейшем, допустим, оформляли недостоверные первичные документы в бухгалтерском учете у юридического лица, о чем руководство, будучи погруженным в творческий процесс, могло и не знать. У обвинения, на мой взгляд, есть определенный козырь, ведь передача так называемым обнальщикам определенного процента за перечисление из перечисленного за их услуги — та же растрата. И если обвинению удастся доказать вовлеченность и осведомленность руководства в эти действия, то эта аргументация будет вполне опасной для защиты».