Похищение денег Михаилом Абызовым превращается в вывод

28 марта 2019

Эксперт: Вячеслав Феоктистов

Источник: Коммерсантъ FM

Юристы подозревают, что Михаил Абызов вывел, а не похитил деньги. Такие мнения звучат после публикации «Коммерсантом» подробностей дела против бывшего министра по вопросам «Открытого правительства». Выяснилось, что в экспертизе речь идет об ущербе в 200 млн руб. При этом ранее следователи говорили о 4 млрд руб. Кроме того, многие из акционеров не считают себя пострадавшими. Претензии есть только у госкомпании «Алмазювелирэкспорт», и речь идет о 10 млн руб. В нюансах непростого дела разбирался Александр Рассохин.

В 2011, за год до прихода в правительство, Михаил Абызов якобы создал преступное сообщество. В то время он владел компаниями «Сибэко» и РЭС, которые обеспечивали энергией крупные города Сибири. В их структуру входили несколько сервисных организаций — именно они и стали объектами, вокруг которых строится дело. В руководство этих организаций Абызов поставил своих людей, из которых, по мнению следствия, и сформировал преступное сообщество. Позднее эти компании якобы с использованием министерских полномочий были проданы офшорным структурам на Кипре, подконтрольным Абызову, за 186 млн руб. А в 2013-м были выкуплены обратно — уже за 4 млрд руб. При этом акционеры не знали о сделке и потеряли на ней 200 млн руб. Впрочем, большинство из них потерпевшими себя не признают. Единственные претензии у госструктуры «Алмазювелирэкспорт», владевшей менее чем 1% акций. Ущерб для нее составил 10 млн руб.

Мошенничеством это назвать сложно, говорит управляющий партнер адвокатского бюро «Феоктистов и партнеры» Вячеслав Феоктистов. Ведь в таком случае больше всего от сделки потерял бы сам Абызов, владелец 95% акций компаний. И его ущерб оценивался бы в миллиарды рублей. «По сути, подобные действия можно признать лишь перемещением актива между подконтрольными бенефициару юридическими лицами. Признать хищением невозможно. Другое дело, что с учетом того, что денежные средства переводились на счета офшора, здесь можно усмотреть перспективу другой статьи. Если буквально проследить все движение и действия, которые совершались непосредственно Абызовым и его подчиненными, то смысл данных действий сводился не к тому, чтобы похитить, а к тому, чтобы вывести денежные средства из Российской Федерации», — пояснил Феоктистов.

Другое обвинение — создание преступного сообщества. Максимальное наказание по этой статье — 20 лет. Однако доказать это следствию будет непросто, говорит партнер юридической фирмы FMG Group Михаил Фаткин. Не исключено, что с помощью этой статьи следствие пытается надавить на других обвиняемых. «Когда люди привлекаются по мошенничеству, верхняя планка их наказания — в районе восьми лет. А когда они видят, что в районе 20 лет, это заставляет их гораздо активнее идти на сотрудничество со следствием. Мы можем прийти к следующей истории: часть подозреваемых согласится, что было преступное сообщество, Абызов давал им указания, расскажут много чего интересного. В отношении тех, кто во всем сознается, будет особый порядок, получат небольшие приговоры. А товарищи, которые не признаются, получат по максимуму», — полагает Фаткин.

О том, что дело в отношении бывшего министра напоминает скорее вывод средств, говорят многие юристы. Наказание за это — пять лет. С другой стороны, защита находится сейчас в патовой ситуации. Заявив о том, что их клиента обвиняют не по той статье, они сильно ухудшат его моральный облик. И здесь Михаилу Абызову может быть поставлен уже шах и мат.